Jane@Doe
next best thing to flying


Продолжаю пересматривать второй сезон. Параллельно с этим уже пересмотрела избранные эпизоды Торчвуда и пять сезонов Клиники. А, и два альбома Radiohead в моменты особого веселья. :budo:

S02E05: о культе личности и его последствиях
Смена режиссера, как глоток чистого воздуха! Как же чувствуется, когда в режиссерское кресло садится человек, который знает свое дело. Все предыдущие эпизоды второго сезона режиссировал Томас Винсент (Thomas Vincent), и несмотря на то, что для первого сезона он очень хорошо сделал шестой эпизод и приемлемо - седьмой, я нахожу его одним из самых неудачных режиссеров Версаля, и уж будем откровенны, 106 и 107 спасли хорошие сценарии, но никак не режиссура. Всю первую половину второго сезона он запорол напрочь! Да, были удачные моменты, были хорошие сцены, но в целом впечатления от его режиссуры удручающие. Режиссер этого эпизода - Майк Баркер (Mike Barker) раньше для Версаля не снимал, но имеет весьма неплохой послужной список, в который входят эпизоды таких сериалов как: Чужестранка, Дым (c Тэроном Эджертоном и Джейми Бамбером), Броадчерч, Фарго и Рассказ служанки (судя по отзывам, достойный проект этого года). Но дело даже не в громких названиях, два эпизода для Фарго мало что меняют для Фарго в целом. Дело в подходе к своей работе, в манере съемки, в том какие задачи ставит перед собой режиссер, и как он их реализует. В этой серии чувствуется продуманность, ее постановкой действительно руководили, в результате персонажи не выпрыгивают, как рояли из кустов, смена сцен выглядит логичной и последовательной, и если в начале серии сказали А, то в конце говорят Б, и это создает эффект законченной, продуманной истории. Истории, рассказанной по плану, с пониманием целей и задач. Для меня этот процесс во многом похоже на плетение кружева, когда сначала режиссер оставляет пустые петельки, а к концу эпизода стягивает их одной нитью вместе в единый сложный рисунок. Конечно, в эпизоде есть парочка чтозанах моментов, но касаются они в основном генеральных, сквозных линий, иными словами того, за чем должны следить сценаристы, а в первую очередь - шоураннеры, которых в этом сезоне будто и не было.

Главная прелесть серии в том, что мы наконец-то вспоминаем, что весь сериал держится на взаимоотношениях Людовика и Филиппа. И, видит бог, в первом сезоне было слишком много моментов, которые я так и не простила Людовику, где я не верила в его искренность, сомневалась в словах и чувствах, но здесь мне нравится, как его показывают. Людовик не стал положительным героем, нет, напротив, он осознал свою власть над людьми и научился ей пользоваться. Я до этого практически не упоминала о судьбе бедной Софи, но ее пример показателен. Для Людовика что Кассель, что Софи - это лишь способ достижения его целей, они - нолики и единички в этом сложнейшем алгоритме, которым Людовик мастерски научился управлять. И это очень по-королевски.

Что до Софи, я считаю ее линию одной из лучших. Развитие ее персонажа продолжается с первого сезона. Если, к примеру, образ шевалье заменен на, без преуменьшений, полностью противоположный, то Софи продолжает развиваться в том русле, которое было заложено с самой первой серии. Ее история дает наглядное представление о том, как очаровательная наивная девочка с мечтой о прекрасной любви превращается в убийцу. Это всегда происходит через боль, насилие и безразличие. В условиях, когда маленькая слабая девочка остается один на один с миром сильных мужчин, Софи приходится самой решать свои проблемы, и не мне судить ее за то, какой путь она выбрала.

И словно в противовес Софи - мадам Агата. Вот о чем этот персонаж? Видите, даже другие герои начали спрашивать, что ей надо?! Я даже не говорю о том, что актриса подобрана ужасно, хотя сама она хороша, но не на этой роли, что костюм у нее выглядит, как дешевый косплей с Алишечки, но дайте мне мотивацию! Еще раз: помните Беатрис? Людовик убил ее мужа и разрушил ее жизнь - нефиговый мотив для ненависти, а? У Беатрис мотивом была месть, у Вильгельма и неперсонифицированных испанцев - политические мотивы, даже бедолаги-рабочие хотели немножко денег и перестать дохнуть, как мухи. Какой мотив у Агаты? Ответа нет, вместо этого есть общие слова о лестницах и убеждение, что если произносить фразы полушепотом, то они сразу становятся загадочными. Самое рациональное, что можно выделить из всего ее монолога - это желание расширения клиентской базы и извлечения большей прибыли. Это логично, это можно принять, но маленькая загвоздочка в том, что мадам Агата торгует ядами, и чем у нее больше клиентов, тем у нее меньше клиентов, не говоря уже о таком пустячке, что ее деятельность незаконна, и лучше бы ей сидеть тихо, аки мышке под полом.

Возвращаясь к Людовику и Филиппу, как я сказала, в первом сезоне был целый ряд моментов, когда Людовиком слишком явно руководил расчет, или месть, или ревность, или зависть, но в этой серии он мне показался весьма искренним. Конечно, до определенного момента, когда ревность все-таки снова подняла голову, но даже тогда в его словах и поступках было больше отчаяния, чем хитрости. Он устал, он не спит, думаю, многие знают, как это выматывает. Кто не знает - чертов счастливчик, пусть попробует не спать недельку, да что недельку, одной ночи достаточно, если вам не семнадцать. Разумеется, когда на его и так по статусу положенную королевскую шизу накладывается бессонница, Людовик начинает совершать необдуманные и явно параноидальные поступки. И все-таки с Филиппом он был искренен. Он не предполагал его обманывать, но, он же король... В его величии усомнились, его гордость задели, поставили под вопрос его отвагу, да еще сказали, что брат лучше его, любой бы на его месте встрепенулся, не то что король. Так что, Людовик, конечно, поступил как сволочь, но отчего-то в этот раз я не держу на него зла. Я поверила, что ему было жаль.

Эта сцена... полупостельная между Филиппом и Лизелоттой, нет, я рада, искренне рада, что герцог, как в бородатом анекдоте, сегодня смог, (с) но мне самую малость обидно за Лоррена. Я вспоминаю, сколько раз он поддерживал Филиппа, приободрял его, не сомневался в Филиппе ни на секунду, верил в него даже тогда, когда Филипп сам в себя не верил... И что он получил? "Только разочарование", да пять минут за ручку у камина? Хотя, может, оно того и стоило.

Шевалье, шевалье, с одной стороны, он просто прекрасен в сцене со своим шелковым предприятием: он игрив, лукав и предприимчив. Сценка хоть и проходная, но вот в чем разница между хорошим режиссером и плохим! У плохого даже важная сцена смотрится ненужной, тогда как режиссер хороший практически из ничего может сделать конфетку. Сериал без этой сцены не потерял бы ровным счетом ничего, но для зрителя эта сценка выглядит такой очаровательной малостью, которая просто делает хорошо. Мне нравится, как здесь раскрывается образ Лоррена. Да, он выбирает не вполне легальное занятие, но мне нравится гибкость его ума, он не сдается, пока еще не ломается, пытается подстроиться под изменившиеся условия среды и извлечь прибыль. Его выигрыш в том, что он не ставит глобальных целей, не помышляет разрушить Версаль и не призывает в свои соратники Сатану. В каком-то смысле он довольствуется малым.
И все же, у него серьезные проблемы. В свое время я хвалила Элементарно за освещение темы наркомании и реабилитации, и глупо, пожалуй, сравнивать эти два шоу, но ха, шаг первый - признать проблему, так вот, признаем, у Лоррена проблемы. Не знаю уж, на чем он там сидит, но сидит крепко. И нет, это не выглядит как просто невинная шалость и способ расслабиться. Осознание этого меняет все представления о персонаже, его поступках и мотивациях. Наркоман всегда выберет дозу. Не потому что он плохой, не потому что он кого-то там любит, или не любит. Это особенно горько осознавать, когда смотришь эту прекрасную сцену,

а потом читаешь, какой Лоррен гад и сволочь. Опять. Нет, ребята, он не гад, гад не он.

Сцена, конечно, красивая, но оборачивается она каким-то совершеннейшим цирком. В прошлой серии был театр, или в позапрошлой, а тут цирк! Без коней, но с Бонтамом. Вот что я видела?! Бонтам всю серию дико ангстится потому, что его любимому мальчику дарит цветы какая-то злая тетя, а потом приходит порыдать на могучей Филипповой груди? Серьезно, где причина, в чем она, чего такого сделала Атенаис, чтобы заслужить такие обвинения? Мне это напоминает то, как в первом сезоне все хором твердили, как Лоррен влияет на Филиппа, а я в ответ только смеялась, потому как не было тому ни одного подтверждения. Ни единого маленького фактика, который указывал бы на то, что Лоррену действительно удалось каким-то образом повлиять на Филиппа. Меня тут давеча пытались убедить, что Лоррен влияет на поведение Филиппа, и в качестве примера приводили эпизод с платьем, ну да, ну да, как же, мужчине, который любит наряжаться в дамское платье, предложили надеть дамское платье, и он согласился. Неоспоримый пример влияния!
Так и про влияние Монтеспан на Людовика все только говорят да скетчи разыгрывают, но реально - где это влияние? Жену он не ебет, так он ее и раньше не ебал, де Фуа ко двору вернул - ну, пожалуй, самый тяжеловесный пример. И Филипп ведь разумный человек, пытается осадить Бонтама, и я вообще не понимаю, как он в принципе уговорил себя на эту авантюру, разве что из жалости.

На самом деле, после всех этих событий, я прекрасно понимаю желание Людовика уехать куда подальше и оставить пауков в этой банке грызть друг друга. Да, при этом страдает Филипп, страдает Атенаис, королева получает власть... для прочих же жизнь продолжается какой она и была.

И на сладенькое: мне хоть кто-нибудь объяснить, что ха херня у них с погодой?




Почему на всех общих планах у них вечное надцатое мартобря, хотя до Бродского еще лет триста, и логично бы, что люди ходят по улице одетые, а Софи и вовсе в меховой накидке, но при этом Монтеспан таскает Людовику букеты с сиренью, розами и пионами, а еще у них лилии цветут! Самые капризные и теплолюбивые лилии, которые дохнут от малейших заморозков. И вообще, как сочетаются лилии и сирень?! Сирень в Париже - это апрель, но лилии - это все равно лето. Всегда лето, и даже королевская воля это не исправит!

@темы: Versailles